Ализе: Роковая женщина — её пятое имя

Liz magazine (март 2013)



Лолита против своей воли, сегодня Ализе бесконечно далека от кислотной поп-музыки, благодаря которой о ней узнал весь мир. Она возвращается 25-го марта с пятым альбомом, задуманным как дань уважения французскому шансону 60-х, но в актуальной и дьявольски хитовой обработке. Тома Булар из группы Luke, Северен и Эдриен Гало из BB Brunes внесли свой вклад в альбом, сочинив песни, идеально подходящие к этому новому образу. Даже легендарный Жан-Жак Гольдман приложил руку к написанию демо-версий двух треков, которые юная корсиканка бережно хранит с целью использовать их в дальнейшем. Если исполнительнице потребовалось немало времени на возвращение, то лишь для того, чтобы создать альбом, который максимально точно отражает её жизнь и личность той женщины, которой она является сегодня.

Это успешное возвращение стало поводом предложить девушке стать моделью для концептуальной фотосессии, в которой сюжет каждой фотографии вдохновлён строчкой из той или иной песни с нового альбома. Как настоящая модница, она с нескрываемым удовольствием согласилась стать моделью в стиле Джона Гальяно для обложки этого выпуска. Результатом стала роскошная серия снимков, на которых мы видим звезду в шикарном знаменитом номере Отеля де Крийон (расположенный в самом центре Парижа, Отель де Крийон – это величественный дворец, история которого восходит к середине XVIII века – прим. переводчика) такой, какой не видели её никогда.

Чтобы сделать наше сотрудничество полным, певица согласилась ответить на мои откровенные вопросы и рассказать о карьере, о разрыве отношений с Милен Фармер и Лораном Бутонна, а также о сцене, о дочери, подростковых годах и о своём вовлечении в процесс написания песен для нового долгожданного альбома. Встречайте новую Ализе!

Твой новый альбом называется «5». Ты с самого начала решила назвать альбом именно так?

Нет, мы не подумали об этом сразу. Когда мы начали работать над обложкой, нужно было название. Обычно альбому дают название одной из песен, присутствующих на нём, но я никак не могла выбрать. В конце концов, я выбрала название «5», потому что это ведь мой пятый альбом. Его легко запомнить, оно понятно людям по всему миру. Предыдущий альбом («Une enfant du siècle») имел красивое название, но оно было длинным и не совсем понятным для иностранцев.

В отличие от многих исполнительниц своего поколения, на этом альбоме ты записала песни в стиле ретро, не рассчитанных на массового слушателя. Это желание избавиться от ярлыков?

Нет, скорее это желание создать альбом «вне времени». Песни, которые я сегодня слушаю, далеко не новинки. Я слушаю Генсбура, Франс Галль… Их песни сегодня звучат вполне естественно. Тот же случай и с Милен: если обратиться к песням, которые она записала в начале карьеры, можно сказать, что они ничуть не состарились. Мне нравится замечать отличительные черты времени и духа той эпохи, но это непросто.

Это несомненно зачаровывающий альбом, но тексты в нём печальные. Ты поёшь о тоске, расставании, уходе, разрыве отношений… Почему именно эти темы?

Потому что я хотела рассказать о любви. Любовь, которая всегда приносит только радость, существует только в кино, а мне очень хотелось, чтобы в затронутых мною темах люди находили себя.

Значит, ты поёшь о том, что тебя трогает, о том, что пережила сама…

Да. Я обсуждаю темы песен с авторами, но часто вдохновляюсь историями из своей жизни.

У тебя никогда не было желания писать?

Я пробовала писать для себя, но, думаю, это отдельная профессия, и, полагаю, профессия исполнительницы подходит мне больше. Мне нравится рассказывать о себе посредством текстов, написанных кем-то другим. Писать ради того, чтобы писать – это мне неинтересно.

Почему ты отложила в сторону песни, написанные Жан-Жаком Гольдманом?

Когда выпускаешь альбом, всегда остаются неиспользованные песни. Мне очень нравятся песни Жан-Жака, они были написаны, когда работа над альбомом только началась, но, чтобы их использовать, нужно было бы изменить их аранжировку, чтобы они сочетались с остальными песнями на альбоме. Я не хотела приглашать к работе Гольдмана, только для того чтобы его имя появилось на альбоме. Поэтому я предпочла не включать их в альбом, но я сохраню эти песни в надеже использовать их позже. Они до сих пор существуют, их у меня не забирали, они были написаны специально для меня! (Смеётся)

Как получилось, что ты стала работать с Эдриеном Гало из BB Brunes?

Эдриен пригласил меня на фестиваль «Muzik’Elles» в сентябре 2010 года, чтобы спеть с ними песню Франс Галль «Laisse tomber les filles». Я была немного знакома с его творчеством, но я никогда не встречалась с ним лично, и встреча прошла хорошо. Для меня главное – первое впечатление, и оно было благоприятным. Когда я стала размышлять над альбомом и о людях, с которыми я должна была работать, я сказала себе: «Почему бы не предложить поработать со мной Эдриену?» У меня был адрес его электронной почты, и я отправила ему сообщение. Он сразу мне ответил и спросил, какую именно музыку я хочу. Я дала ему карт-бланш, лишь уточнив, что вдохновением для альбома была Франс Галль. Тогда он прислал мне несколько песен, из которых я оставила «Boxing Club». Услышав окончательный вариант, он был в восторге!

Это очень «мужская» песня…

Может быть… Мне часто говорят, что у меня мужской характер.

Такое впечатление, что это поёт сам Эдриен…

Я не могу сказать, что хорошо его знаю или что близко с ним общаюсь, но я считаю, что он написал для меня очень хорошую песню. Я бы очень хотела однажды спеть её вместе с ним.

Ещё один трек на альбоме особенно примечателен: «10 Ans«. У неё самый драматичный текст на всём альбоме?

Да. Я нечасто пою песни такого рода.

Эта песня рассказывает о романтических отношениях, которые исчерпали себя со временем. Это имеет отношение к отцу твоего ребёнка?

Да, конечно. Все песни имеют отношение к тому, что я пережила. Мне скоро 30, и сегодня эта тема затрагивает всё больше и больше людей. Мне было нужно этим с кем-то поделиться, чтобы не чувствовать себя одинокой в этой ситуации.

Он знает о существовании этой песни?

Нет. 

Значит, ты не знаешь, как он отреагирует на неё…

Нет. В то же время это всего лишь песня, а не сведение счётов.

Ты не боишься, что позднее твоей дочке будет неловко слышать текст этой песни?

Я сделала так, чтобы она не чувствовала себя причиной чего бы то ни было.

В песне «Je veux bien» ты говоришь: «Я правда нерешительна, но вы мне нужны». Кто этот/эти «Вы»?

«Вы» может означать мою публику, тех, кого я люблю, мою семью… В этой песне я рассказываю о том, что меня радует, а, значит, о многом.

Трек «La guerre en dentelle» затрагивает тему враждебности, которая может присутствовать в отношениях между девушками. Эта тема тебе близка?

Эта тема нечасто затрагивается в песнях. Мне сразу понравился текст, когда мне его предложили. Мне так знакома эта тема! Я всегда лучше ладила с парнями, чем с девушками, потому что женский образ мыслей мне не нравится. У меня две лучшие подруги, с которыми я дружу с 4 лет, но дружить всегда было сложно. Вражда начинается в очень раннем возрасте, и я вижу это на примере своей 8-летней дочери – дети очень жестоки по отношению друг к другу. Было бы забавно спеть эту песню дуэтом с какой-нибудь девушкой. Возможно, я приглашу на концерт кого-нибудь из подруг-певиц.

Ты когда-нибудь враждовала с девушкой из-за парня?

В подростковом возрасте, да. 

В песне «Dans mon sac» ты говоришь о равнодушии, с которым столкнулась в личной жизни. А ты когда-нибудь сталкивалась с равнодушием в жизни профессиональной?

Да. Случалось, что я делала что-то хорошо, но люди проходили мимо, потому что мне мешало воспитание. С этим довольно сложно справиться, но это часть моей профессии, и это делает меня сильнее.

С момента выхода сингла »Moi… Lolita» прошло уже 13 лет. Если бы ты должна была что-нибудь изменить, что именно ты бы изменила?

Во время моего дебюта я бы хотела обладать тем характером, которым обладаю сегодня, потому что мне очень сложно давались интервью. Я была зажатой и стеснительной. Я и сегодня такая, но я много над собой работала. Также есть моменты, которые я прожила бы по-другому. В 15-16 лет чувствуешь себя одинокой, оказавшись лицом к лицу с журналистом и отвечая на его бесконечные вопросы. Хочу сказать, я горжусь тем, что сделала, потому что если сегодня я такая, какая есть, то это благодаря тому, какой я была 13 лет назад.

Ты провела детство в свете прожекторов. Оглядываясь назад, ты понимаешь, что ты что-то упустила в этот жизненный период?

Нет, потому что я никогда не любила тусоваться. Ещё в начальной школе я чувствовала себя не в своей тарелке, потому что я носила очки, и дети смеялись надо мной. Затем, когда я перешла в шестой класс, я сняла очки и отрастила волосы. Меня не узнали. Люди были поражены. Я была такой застенчивой и зажатой, что отношения с людьми у меня были сложные. Как ни странно, но пение стало чем-то вроде компенсации. Ну, и сегодня мне легче общаться с людьми.

С тобой можно поговорить о Милен Фармер и Лоране Бутонна?

Да.

Ты поддерживаешь с ними контакт?

Нет, совершенно нет.

Почему закончилось это сотрудничество между тобой и этим тандемом, который дал толчок твоей карьере?

Потому что мне захотелось иного. Не было никакой ссоры, это был мой выбор. Это было похоже на моё детство, только в плане карьеры – я как будто жила с родителями, а в 18 захотела уйти от них. После двух альбомов становишься разборчивой, встречаешь новых людей. Я сказала Милен и Лорану, что мне хочется пойти в другом музыкальном направлении, при этом я хотела, чтобы они оставались моими продюсерами, потому что мне нравилось то, как они ко мне относятся, нравились наши отношения, но это их не интересовало – делать что-то наполовину. У них есть линия поведения, и они придерживаются её вот уже 30 лет. И тогда я решила отправиться в самостоятельное плавание.

Что бы ты ответила тем, кто говорит, что ты часто отменяешь встречи с поклонниками и что ты не очень хочешь работать?

У людей складывается впечатление, что всё крутится вокруг них и что их обманывают, в то время как они даже не представляют, сколько всего нужно учесть. Всё зависит от многих людей и в плане музыки, и в плане промо. Если речь идёт об отмене мероприятий, то это делается не за день и не за два. Нужно много всего подготовить и, в конце концов, делаешь что-то одно, а другое переносишь. Это редко зависит от меня. Когда я должна была появиться на автограф-сессии в Мексике, которую впоследствии отменили, потому что там собралось слишком много народу и поклонники стали громить магазин, я принесла извинения в телевизионной передаче, хотя совсем не обязана была этого делать, потому что это была не моя вина. Я не могу постоянно извиняться за перенос или отмену мероприятий, потому что тогда мне пришлось бы часами объяснять процедуру планирования… Иногда речь идёт о людях, которых я даже не знаю.

Твоя публика с нетерпением ждёт твоего концерта. Ты боишься сцены?

Немного. В студии чувствуешь себя совсем по-другому. На сцене я чувствую себя обнажённой.

Странно это слышать, зная, что ты уже ездила в турне…

Самый застенчивый человек во Франции – это Милен, тем не менее, она даёт великолепные концерты. Мне нужно подготовиться. Это не то, что делается в два счёта. Мне хочется поддержать этот альбом, но нужно подождать его выхода и посмотреть, как его примут, чтобы составить хоть какое-то представление. Я хочу посмотреть, как его примут, но я с удовольствием поднимусь на сцену.

Тебя видели в клубах Парижа и Прованса за диджейским пультом. Ты бы хотела выступать в роли DJ чаще?

Нет, это эксперимент для развлечения. Я не DJ, просто мне забавно ставить песни, которые я сама хотела бы слышать в клубе, чтобы потанцевать.

Что из недавнего тебе понравилось в музыке?

Я открыла для себя Алекс Хепбёрн, альбом которой я с нетерпением жду. Очень люблю последний альбом BB Brunes. Ещё мне нравится Booba. Также я слушаю Kavinsky, Gorillaz, Мадонну. Важно слушать всего понемногу.

Ты согласилась стать моделью для фотосессии для нашей модной рубрики. Какие воспоминания остались у тебя от этого дня?

Было очень круто. Я нахожу идею превратить в сцены фразы из моих песен очень интересной. Это упражнение, к которому я не привыкла. Мне понравилось носить все эти красивые вещи, которые я никогда не одела бы на людях (смеётся).

Ты столкнулась с какими-нибудь трудностями во время фотосессии?

Было трудно перевоплотиться в персонажа в качестве модели. Это отдельная профессия. Когда смотришь журнал, ты даже не представляешь себе, что позы столь деликатны. Это позволяет получить представление о вселенной, отличной от моей.

Какие дизайнеры тебе нравятся?

Дизайнер, которая стала для меня фетишем – это Isabel Marant, потому что мне комфортно в созданных ею вещах. Они подходят мне по размеру, я ведь маленькая (смеётся). Ещё мне нравится Givenchy. Мне нравится Yves Saint Laurent, Alexander McQueen и, несколько в ином плане, Chanel. Мне также нравятся стиль Balenciaga, и я являюсь большой поклонницей туфель, особенно от Giuseppe Zanotti и и Miu Miu. 

И, наконец, если бы ты должна была обратиться к читателям, которые дочитали это интервью до конца, что бы ты им сказала?

«Что бы ни случилось, оставайтесь собой!». Это отражает мою сущность, и я всегда советую это другим.

Перевод интервью Alizee Live



Создан 07 апр 2013



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником